World Council of Churches

A worldwide fellowship of churches seeking unity, a common witness and Christian service

You are here: Home / Press centre / News in other languages / #WCC70 Амстердам 1948 г. (3). Клятва в учебе. Вселенская церковь по Божьему замыслу

#WCC70 Амстердам 1948 г. (3). Клятва в учебе. Вселенская церковь по Божьему замыслу

#WCC70 Амстердам 1948 г. (3). Клятва в учебе. Вселенская церковь по Божьему замыслу

Комиссия департамента образования в процессе подготовки к ассамблее ВСЦ в Амстердаме, 1948 год. Георгий Флоровский, Оливер Томкинс, Флойд Томкинс и Эмиль Бруннер. Фотография из архива ВСЦ

27 August 2018

Автор: Одэр Педросо Матеус*

Вот скажите мне, как можно серьезно заинтересоваться темой этой ассамблеи — «Беспорядочность человека и Божий замысел», — если в понедельник вечером Карл Барт с тенью осуждения господина профессора Базельского университета заметил, что это неправильное выражение, и все должно быть с точностью наоборот: сначала «Божий замысел», и только потом «беспорядочность человека»?

И все же мы обязаны изучить ее вне зависимости от порядка слов. Вероятно, это единственный способ сделать работу экуменистов убедительной и открывать новые горизонты. Как организация, не имеющая никакой законодательной власти, Всемирный совет церквей должен стремиться к совершенству в своей программной работе, учебе и подборе кадров. В противном случае он обречет себя на потерю актуальности.

Именно поэтому архиепископ Темпл в своем Пояснительном меморандуме, который в 1938 году он приложил к письму, призывающему церкви «принять участие в учреждении Всемирного совета церквей», отметил, что авторитет ВСЦ «будет определяться тем влиянием, который совет вместе с церквями сможет обрести за счет своей мудрости». Другими словами, авторитет будет определяться качеством, своевременностью и уместностью работы совета и компетенцией исполнителей.

Джозеф Олдем понял это еще раньше. В ходе подготовки мероприятия «Жизнь и работа» 1937 года он пригласил «исключительно сильную группу» докладчиков и отредактировал «Оксфордскую серию», семь томов материалов по теме конференции: «Церковь, общество и государство».

Несмотря на то, что подготовка ассамблеи в Амстердаме проводилась в спешке, в ее основу легли результаты «поиска совершенства», который сделал конференцию «Жизнь и работа» 1937 года заметной вехой в христианском сопротивлении растущему тоталитаризму. Вполне закономерно, что в начале июня в почтовом отделении меня ждали четыре тома. Когда я открыл первую книгу и прочитал «Серия материалов по ассамблее в Амстердаме», я сразу же подумал о великом Олдеме.

Каждый из четырех томов имел свое, особое отношение к тематике ассамблеи (вне зависимости от порядка...) и готовил участников к серьезному исследованию по соответствующей части ассамблеи: «Вселенская церковь по Божьему замыслу», «Церковь как свидетель Божьего замысла», «Церковь и разруха в обществе» и «Церковь и беспорядок в мире».

Эти четыре части в точности соответствуют четырем областям текущей работы ВСЦ: «вера и порядок», «миссия», «жизнь и работа» (которым в скором времени займется департамент образования ВСЦ) и «международные отношения».

В написании тома по части I приняли участие Густав Аулен, Карл Барт, Георгий Флоровский и Эдмунд Шлинк. Соавторами остальных трех томов являлись Пауль Тиллих, Эмиль Бруннер, Жак Эллюль, Рейнгольд Нибур и знаменитый «дуэт» времен холодной войны Джон Фостер Даллес/Йозеф Лукл Громадка.

Многие из них присутствуют на ассамблее, и один из делегатов даже сказал что-то вроде «сегодня в Амстердаме собрались авторы всей моей библиотеки».

Читая список участников части I, я проникаюсь симпатией к Оливеру Томкинсу, секретарю комиссии «Вера и порядок» и составителю отчета по части I. Думаю, он чувствует себя как Даниил в логове львов.

Фактически, после подготовительного собрания, которое состоялось в Боссе в феврале прошлого года, Томкинс, будущий епископ Бристоля, был несколько обеспокоен теологической работой по части I, поскольку континентальные лютеранцы и представители реформатской церкви твердо встали на позицию фундаментального различия или разделения (die Grunddifferenz) протестантов и католиков.

Томкинс опасается, что слишком пристальное внимание к фундаментальному противоречию протестантов и католиков может поставить под угрозу почти сорок лет кропотливой теологической работы комиссии «Вера и порядок» — то есть, попыток создания Вселенской церкви по Божьему замыслу, которые предпринимали англиканцы вместе с представителями восточной православной и скандинавской лютеранской церквей (и, как следствие, представителями римско-католической и старой католической церквей).

Теперь идут серьезные работы над частью I. Если Томкинс когда-нибудь возьмется за мемуары, он обязательно отразит в них свое «чувство полного отчаяния» после первых двух сессий. После одного или двух собраний он напишет: «мы не прояснили ничего, кроме глубины наших противоречий».

Ах, Оливер... Сохраняй оптимизм и помни о том, что швейцарец Барт находит вдохновение в крутых склонах, обращенных друг к другу, а вы, англиканцы, верите, что ваш удел — строить мосты и железные дороги между ними (и не важно, что об этом думают нонконформисты). Разве кто-то сегодня может предположить, что всего через четыре года ты издашь книгу по «Вере и порядку» с оправдывающим названием «Церковь и замысел Бога»?

Наконец, мы завершили отчет по части I. Томкинс, который работал над ним до 3 утра, чувствует облегчение, если не сказать — эйфорию. По его словам, Карл Барт, прочитав отчет, заявил: «Думаю, ты успешно совершил невозможное».

Давайте вкратце ознакомимся с шестью основными тезисами отчета.

1. Во-первых, само по себе признание Господа — это символ нашего единства во Христе посредством Святого Духа «невзирая на разногласия». Мы все разделяем идею о Теле Христовом, которое «собирает нас вместе» и позволяет нам «познать свое единство» в отношении Господа и главы церкви.

2. Наше единство во Христе позволяет нам — и это уже вторая мысль, — трезво взглянуть на «свои глубинные противоречия». Представители каждого лагеря «видят христианскую веру и жизнь как логически последовательное единое целое, однако они по-разному понимают это целое».

Наше «глубинное противоречие» со всей очевидностью вырисовывается в виде двух конкурирующих моделей объяснения природы и миссии церкви — «католической» и «протестантской». Каждая из них представляет собой «законченную внутрицерковную традицию». Католическая модель «делает упор на видимой целостности церкви», а протестантская модель подразумевает «основной акцент на первоочередности Слова Божьего и отклике веры».

А в результате — «мы не смогли привести друг другу взаимно удовлетворяющие аргументы в пользу целостности своих воззрений».

3. Из-за наших «глубинных противоречий» все точки соприкосновения по вопросам природы и миссии церкви при «ближайшем рассмотрении» дают пространство для разногласий.

4. Таким образом, ситуацию в экуменистическом сообществе можно описать следующим образом: мы собираемся обсудить вопрос объединения, но сталкиваемся с «неразрешимыми проблемами». Затем мы понимаем, что корень разногласий следует искать в наших глубинных противоречиях. Наконец, под этими противоречиями «мы снова находим доводы в пользу объединения, которые свели нас вместе и не позволят разделиться».

5. Пятый тезис относится к паломнической церкви: «существует множество факторов разделения наших церквей, которые мы с раскаянием признаем». Гордыня, своенравие и безразличие — вот что сыграло существенную роль в существующем расколе. Наша греховность позволила «порокам этого мира так глубоко проникнуть в церкви». Существует разделение церквей по классовой принадлежности, расе и цвету кожи, и это «самое настоящее осквернение Тела Христа».

6. Таким образом, Всемирный совет церквей был учрежден, «поскольку мы уже осознали ответственность перед церквями друг друга в глазах Господа нашего Иисуса Христа». Мы принимаемся за работу в ВСЦ «в раскаянии за то, кем мы являемся, и с надеждой стать теми, кем мы должны быть».

В ходе обсуждения отчета на пленарном заседании В. Е. Девадутт из Индии и его коллега Д. Т. Найлс из Шри-Ланки отметили, что содержание отчета по части I отражает ситуацию в экуменистическом сообществе Европы и, как следствие, раскрывает причину экуменистического развития Азии, где некоторые церкви только что объединились, а другие ведут переговоры об объединении. Найлс сказал то же самое, но образно:  если старые церкви все еще обсуждают «причины и обстоятельства своего преждевременного развода», то молодые церкви Азии «только-только вступают в брак».

* Одэр Педросо Матеус является директором комиссии «Вера и порядок» Всемирного совета церквей (ВСЦ).

#WCC70 Амстердам, 1948 г. (1). Клятва в молитве

#WCC70 Амстердам 1948 г. (2).Клятва в работе.Что такое Всемирный совет церквей?

70-летие Всемирного совета церквей

70-я годовщина ВСЦ в Амстердаме

Бесплатные фотографии с 70-й годовщины ВСЦ в Амстердаме

Filed under: