World Council of Churches

A worldwide fellowship of churches seeking unity, a common witness and Christian service

You are here: Home / Press centre / News in other languages / #WCC70 Амстердам 1948 г. (2). Клятва в работе. Что такое Всемирный совет церквей?

#WCC70 Амстердам 1948 г. (2). Клятва в работе. Что такое Всемирный совет церквей?

#WCC70 Амстердам 1948 г. (2). Клятва в работе. Что такое Всемирный совет церквей?

1-я ассамблея Всемирного совета церквей, Амстердам (Нидерланды), 1948 г. Фотография из архива ВСЦ

24 August 2018

Автор: Одэр Педросо Матеус*

Концертный зал Амстердама, 23 августа 1948 г., 10:00. Вслед за воскресной службой наступит трудовой понедельник. Итак, входя в концертный зал, не дайте своему эстетическому воображению слишком увлечься портретом великого Иоганна Себастьяна Баха.

И помните о наушниках IBM, если вам нужен синхронный перевод на английский (канал 5), французский (6) или немецкий (7). Выступление докладчика можно послушать на канале 4. Атмосфера здесь напоминает собрание Организации Объединенных Наций.

Председателем этой первой пленарной сессии является Архиепископ Кентерберийский Джеффри Фишер. В будущем, когда его полномочия как одного из семи президентов ВСЦ истекут, Фишер не без иронии отметит, что его назначили бездельничать, и он блестяще справился с этим.

Первым выступает никто иной, как Сэмуел Мак-Крея Каверт, представитель пресвитерианской церкви Нью-Йорка. Одиннадцатью годами ранее, на собрании по вопросу основания ВСЦ, которое состоялось в 1937 году в Лондоне, будущий «главный архитектор» Национального совета церквей США предложил название «Всемирный совет церквей» в ответ на вопрос архиепископа Уильяма Темпла: «Какое же имя мы дадим этому творению?». Темпл согласился с вариантом Каверта: «Ну а почему нет? Это именно то, к чему мы стремимся».

На канале 5 Каверт предупреждает делегатов, что это «не просто очередная конференция экуменистов», а ассамблея, цель которой — создать «бессрочный инструмент содружества и сотрудничества в мировом масштабе». Он объясняет, что ассамблея имеет три основных составляющих, и это: богослужение, работа, учеба. В 1988 году Роберт Билхеймер, который сейчас сидит позади председателя, напишет: «Много лет спустя я поражался, насколько типично бенедиктинскими были эти три пункта».

Сейчас самое время.

Преподобный Марк Бёнье, символ протестантского сопротивления недавней оккупации Франции Германией, зачитывает на французском языке резолюцию, которая оканчивается следующими словами: «....и настоящим принимается окончательное решение об учреждении Всемирного совета церквей».

Резолюция принята единогласно, или — как любит говорить генеральный секретарь ВСЦ Виллем Виссер'т Хоофт, — «nemine contradicente».

Архиепископ Фишер встает и обращается к собравшимся: «Согласно результатам вашего голосования, объявляю об учреждении и основании Всемирного совета церквей». Аплодисменты. Затем наступает странная тишина: очевидно, что никакой план торжественного момента не был подготовлен. Председатель призывает помолиться про себя. Как позднее напишет Билхеймер: «Мероприятие выделялось среди других своей поразительной простотой».

Но что же только что было «учреждено и основано»?

Является ли ВСЦ зародышем глобальной церкви с центром в Женеве, объединяющей православных, англиканцев и протестантов в противовес Римско-католической церкви и ее Папе? Правда ли, что став членом ВСЦ, моя реформатская церковь должна будет воссоздать епископство и принять православное поклонение иконам, мощам и святым? А может, ВСЦ — это новая глобальная «рука» западных капиталистических сил, ведущих холодную войну против растущего сообщества пролетариев всех наций?

Всемирному совету церквей, который не имеет аналогов в истории церкви, запятнанной расколами, анафемой и насилием, придется потратить часть собрания в Амстердаме и последующие пятнадцать лет на попытки объясниться (и, в первую очередь, понять себя).

Первую попытку предпринимает Виссер'т Хоофт в конце утренней сессии понедельника. Два года назад он опубликовал отдельную статью по этому вопросу. «Мы являемся содружеством (или коинонией) церквей, которые придерживаются общей идеи о господстве Христа», — говорит он. Он определенно думает о теологическом базисе ВСЦ, и первый пункт нового устава совета гласит: «Всемирный совет церквей — это содружество церквей, принимающих Господа Иисуса Христа нашим Богом и Спасителем». Базис ВСЦ, уходящий своими корнями в межконфессиональную деятельность 19-го века, приобрел новый, пророческий смысл во время борьбы исповедующей церкви с нацизмом в Германии.

Эта христоцентрическая конфессия подчеркивает Божий дар единства и сводит церкви вместе под эгидой ВСЦ. Да, но церкви все еще не живут в полноценном единстве, еще не делят по-братски кусок хлеба. Вот почему он говорит: «мы — совет церквей, а не совет единой церкви». Что это значит?

Мы — «совет» не в смысле ранних «экуменистических советов», а в смысле экуменистического «совещания»: как церкви, принимающие Господа Иисуса Христа, мы обязуемся быть братством церквей, «консультирующих» друг друга. Это значит, что ВСЦ не стоит над церквями, а состоит из церквей.

Наконец, по поводу слова «церквей» в сокращении «ВСЦ» Виссер'т Хоофт говорит следующее: «это знак нашей слабости и позора перед лицом Господа, потому что может быть — и, в конечном итоге, существует — только одна Церковь Христа».

Хотя это объяснение и помогает раскрыть значимость ВСЦ, но, по всей видимости, его оказалось мало. Во время ассамблеи комитета II этот вопрос поднимется еще раз. ВСЦ не хочет «узурпировать какие-либо функции, уже исполняемые членами совета» или содействовать их исполнению; совет также отрекается «от любых помыслов стать единой структурой, не зависящей от церквей...».

Хотя и удалось развеять опасения насчет того, что совет образует глобальную церковь с центром в Женеве, вопрос влияния членства в ВСЦ на самоопределение каждой отдельной церкви и ее взгляд на остальные церкви в контексте Единой святой соборной и апостольской церкви требует срочного дополнительного разъяснения. То, что на первый взгляд является темой целой диссертации, на самом деле всего лишь очень конкретный, деликатный вопрос, от которого зависит ни много ни мало, как будущее членство православной церкви в ВСЦ.

По странному стечению обстоятельств (или благодаря провидению), природа отношений церквей в ВСЦ будет в основе своей сформулирована на конфиденциальном собрании представителей ВСЦ и теологов Римско-католической церкви, таких как доминиканец Ив Конгар и иезуит Жан Даниэлу, которое состоится в 1949 году в Istina Centre в Париже. В 1950 году формулировка будет закреплена в документе центрального комитета «Церковь, церкви и Всемирный совет церквей» или просто «Торонтском заявлении». Он гарантирует участие православных церквей. Дискуссии будут продолжаться по меньшей мере до Всемирной конференции «Вера и устройство» 1963 года.

Но это уже не напоминает концертный зал Амстердама, в котором собрание для молитв и работы в последующие дни переходило к бурной дискуссии о «беспорядочности человека и Божьем замысле».

* Одэр Педросо Матеус является директором комиссии «Вера и устройство» Всемирного совета церквей (ВСЦ).

#WCC70 Амстердам, 1948 г. (1). Клятва в молитве

70-летие Всемирного совета церквей

70-я годовщина ВСЦ в Амстердаме

Бесплатные фотографии с 70-й годовщины ВСЦ в Амстердаме

Filed under: